Кто владеет морем, тот владеет миром. Часть 1

История
31 435

В предыдущих материалах («Со стапелей в океаны: часть 1 и часть 2») мы в общих чертах рассказали о современном состоянии отечественного флота и кораблях, которые для него строятся. Однако всё познается в сравнении. Чтобы понимать, сколько ещё в России предстоит сделать, нужно знать о флотах других государств. Первые в списке по значению и величине, безусловно, ВМС США.

Корабли «Великого белого флота» в море. В 1907 году ВМС США впервые вышли в кругосветное плавание по Мировому океану, чтобы проверить возможности техники и продемонстрировать миру своё глобальное присутствие.


Вот уже более ста лет флот США развивается по концепции Альфреда Мэхена, суть которой выражается в короткой фразе: «Кто владеет морем, тот владеет миром». Сейчас командование ВМС США полагает, что для решения поставленных перед ним задач достаточно примерно 300 боевых кораблей. Таков минимальный состав, который необходим, чтобы обеспечивать превосходство ВМС США над флотами других стран в любом районе Мирового океана, и именно он прописан в долгосрочной программе развития ВМС США на период до 2020 года. Однако пришедший к власти Дональд Трамп настаивает на увеличении этой цифры до 350 единиц к 2030 году из-за растущих возможностей России и Китая. Напомним, сейчас ВМС США насчитывают около 280 кораблей основных боевых классов. В 2016 году в состав американского флота передали пять новых кораблей, в 2017 году — восемь. На первый взгляд, немного, но среди них самый дорогой корабль в мире — атомный авианосец CVN78 Gerald R. Ford, а также крупнейший в мире неатомный корабль — экспедиционная морская база ESB3 Lewis B. Puller. 

Атомный авианосец CVN78 Gerald R. Ford. Водоизмещение корабля — более 100 000 т, длина — 332,8 м, ширина по полётной палубе — 78 м. Максимальная скорость — более 30 узлов. Срок службы — не менее 50 лет. На сегодня одобрена постройка трёх таких кораблей до 2025 года.


Главная ударная сила и костяк ВМС США — авианосные ударные группы и их основа — атомные многоцелевые авианосцы. На них приходится около 30% суммарного водоизмещения всех боевых кораблей ВМС США, и именно они (наряду с кораблями для переброски морской пехоты) осуществляют проекцию силы в любом районе Мирового океана. В 2017-м в состав американского флота вошёл первый с 1975 года атомный авианосец нового типа — CVN78 Gerald R. Ford. Он имеет сравнимые с предыдущим типом Nimitz размерения и водоизмещение, но оснащён электромагнитными катапультами вместо паровых, электромагнитными аэрофинишерами, новыми ядерными реакторами с увеличенной на 25% мощностью и новым радиоэлектронным вооружением. Корпус корабля спроектирован заново, внутреннее расположение помещений и размещение самолётов в ангаре существенно изменены и переработаны для увеличения темпа подготовки самолётов к вылету. На корабле внедрено большое количество автоматики, что позволило сократить экипаж. Предполагается, что гарантированный срок службы корабля составит 50 лет, а оперативной готовности он должен достигнуть самое раннее к 2020 году. Вполне вероятно, что это произойдёт позже. В настоящее время на авианосце нет авиакрыла и он находится в опытной эксплуатации. 

Постройка атомного многоцелевого авианосца Gerald R. Ford (CVN 78) на верфи Huntington Ingalls Industries-Newport News Shipbuilding, февраль 2012 года.


До 2025 года планируется ввести в состав ВМС США ещё два авианосца типа Gerald R. Ford и в дальнейшем поддерживать темп строительства на уровне, обеспечивающем постоянное нахождение в составе ВМС США десяти боеготовых авианосцев. Основной недостаток этих кораблей — безумно высокая стоимость. Так, если последний, десятый авианосец типа Nimitz обошёлся в 2009 году американскому флоту примерно в 7 млрд долларов, то следующий за ним новейший Gerald R. Ford — уже в 13,5 млрд долларов. Безусловно, новый корабль более эффективен, чем предыдущие: он обеспечивает на треть больше боевых вылетов в сутки, у него меньший на 15–20% экипаж за счёт высокого уровня автоматизации, а значит, меньшие эксплуатационные расходы, но это не покрывает, по мнению критиков, возросшую практически вдвое цену авианосца. А ведь в эти суммы не входит стоимость авиакрыла! 

Эскадренный миноносец УРО DDG1000 Zumwalt в Атлантическом океане во время приёмных испытаний, 21 апреля 2016 года. Водоизмещение корабля — около 14 600 т, длина — 183 м, ширина — 24,6 м, осадка — 8,4 м. Энергетическая установка — две ГТУ общей мощностью 78 МВт, скорость хода — более 30 узлов. Экипаж — 148 человек. Всего планируется построить три таких корабля.


Следующие корабли, знаменующие не только смену поколения в технике, но и изменение всей предыдущей парадигмы, а также переход к новым концепциям построения и применения военно-морских сил, — эскадренные миноносцы типа Zumwalt. История их создания своими корнями уходит в 80-е годы прошлого века, когда ВМС США дали старт перспективному проектированию целого ряда кораблей основных боевых классов, в том числе новому эсминцу. Последний был известен сначала как DD21, позднее как DD(X) и, наконец, как DDG-1000 Zumwalt. Уже на ранних стадиях проектирования было понятно, что облик и решаемые кораблем задачи будут мало соответствовать классическому пониманию предназначения кораблей класса «эсминец». Главной задачей, для решения которой создавался корабль, было нанесение ударов по берегу. Безусловно, новый эсминец водоизмещением почти 15 тысяч тонн может обеспечивать и ПЛО, и ПВО, и даже в какой-то степени ПРО, но всё это скорее вспомогательные задачи. Единственное, что он должен делать отлично, — уничтожать береговые цели. И главным средством для этого должны были стать новые автоматические артиллерийские установки AGS калибром 155 мм, предназначенные для стрельбы специально разработанным для них боеприпасом LRLAP. Довольно долго в печати ходила версия, что это будут электромагнитные орудия, которая впоследствии не подтвердилась. 

Носовая часть ЭМ УРО Zumwalt. На фото хорошо видны две артустановки AGS в походном положении (установки развёрнуты строго в ДП, ствол убран внутрь для уменьшения ЭПР корабля). 


Конструкция выстрела LRLAP, история его создания и испытаний достойны отдельной статьи. Если вкратце, это высокоточный самонаводящийся боеприпас, использующий данные GPS для корректировки полёта на траектории. Снаряд длиной более двух метров выстреливается из орудия обычным способом, но имеет в донной части реактивный двигатель, обеспечивающий увеличение дальности полёта. Сообщалось о практической стрельбе данным боеприпасом на дальность около 110 км, и есть теоретическая возможность увеличить её до 180–190 км. Производитель обещает обеспечить точность стрельбы этим боеприпасом около 2–3 метров, что позволит выбирать цели даже в плотной городской застройке. На эсминцах типа Zumwalt размещено по две артустановки AGS. Боезапас каждой размещается в механизированной боеукладке (конвейере), обеспечивающей непрерывную стрельбу до полного израсходования боеприпасов с темпом до десяти выстрелов в минуту. На бумаге огневая мощь нового эсминца выглядит впечатляюще, впрочем, как и он сам. Настоящий корабль будущего, с футуристическим силуэтом, новым подходом к обеспечению мореходности, избыточной энергетикой с явным прицелом на использование в будущем новых видов оружия. Конечно, столь инновационный корабль, как и любой образец новой техники, страдает многочисленными «детскими болезнями». Некоторые из них выглядят нелепо. Но технические проблемы рано или поздно будут преодолены, оборудование доведётся до приемлемого уровня надёжности, экипаж освоит корабль. Главный враг программы DD(X) — её стоимость. 

Церемония закладки головного многоцелевого ЭМ УРО Zumwalt на верфи General Dynamics Bath Iron Works в городе Мэн, ноябрь 2011 года.


Изначально планировалось построить для ВМС США более 30 кораблей типа Zumwalt. Позже эту цифру уменьшили сначала до 24, потом до 7 и в итоге до 3 кораблей. Причём главным аргументом после закладки головного эсминца в пользу постройки ещё двух корпусов стала именно стоимость: один корабль обошёлся бы ненамного дешевле трёх. На апрель 2016 года стоимость всей программы оценивалась в 22,5 млрд долларов, при этом строительство каждого из трёх эсминцев обходится примерно в 4 млрд долларов, остальные расходы — опытно-конструкторские работы. Ещё одним ударом по программе стала стоимость боеприпаса LRLAP. Изначально предполагалось, что он будет на порядок дешевле крылатой ракеты и выстрел им обойдётся при массовом производстве не дороже 10 тысяч долларов. Однако после сокращения программы строительства кораблей на порядок (с 30 до 3 единиц) стоимость боеприпаса взлетела: в 2015 году был заключён контракт на производство 150 выстрелов LRLAP стоимостью без малого 480 тысяч долларов за штуку! А в 2017-м производитель боеприпасов уведомил заказчика, что если и в дальнейшем будут заказываться столь малые промышленные партии, то следует рассчитывать на цену не менее 800 тысяч долларов за один выстрел и даже выше. Таким образом, три новейших американских эсминца будущего на данный момент фактически безоружны.

Эскадренный миноносец УРО DDG113 John Finn прибывает на Гавайи, июль 2017 года. Эсминец стал первым кораблём типа Arleigh Burke, переданным ВМС США после возобновления строительства серии. Водоизмещение корабля — 9200 т, длина — около 156 м, ширина — 20 м. Мощность ГЭУ — 75 МВт, скорость хода — 31 узел. Основное вооружение корабля — УВП Mk41 на 96 ячеек, в которые могут быть загружены КР, ЗУР и ПЛУР в любой комбинации.


Фиаско с программой строительства новых «эсминцев» заставило командование ВМС США искать им более дешёвую замену. Лучшего варианта, кроме как продолжить серию кораблей типа Arleigh Burke, не нашлось, и в 2013 году их строительство возобновили. Сначала заказали три корпуса подсерии Flight IIA: Restart, затем с 2015 года ещё восемь корпусов подсерии Flight IIA: Technology Insertion — для замены выводящимся из состава флота 11 устаревшим ракетным крейсерам типа Ticonderoga. Одновременно началась разработка улучшенного варианта — подсерии Flight III с новым радиоэлектронным вооружением и ещё более серьёзными возможностями ПВО/ПРО. На сегодня серия эсминцев типа Arleigh Burke (около 70 единиц) самая многочисленная среди послевоенных боевых кораблей водоизмещением свыше 5000 тонн. Технология строительства эсминцев настолько отработана, что верфи уже не проводят заводских испытаний, а сразу предъявляют готовые корабли флоту с темпом от двух до пяти корпусов в год. Безусловно, эсминцы этого проекта — одни из лучших боевых кораблей конца ХХ — начала XXI века. Прекрасные мореходы, отлично вооружённые и оснащённые, — это действительно универсальные корабли, способные решать множество задач. На конец 2017 года один такой эсминец в залпе был способен выпустить столько же крылатых ракет Tomahawk, сколько ракет «Калибр» все отечественные корабли! «Бёрки» заменили сразу три класса боевых кораблей океанской зоны в американском флоте: эсминцы, крейсера и фрегаты. Однако их модернизационный потенциал небесконечен. По действующему плану корабли типа Arleigh Burke будут основой надводного флота ВМС США как минимум до середины 2030-х годов. Что дальше? Вопрос открыт, и его решение сильно зависит опять же от финансирования. Серийный «Бёрк» начала XXI века обходится ВМС США почти в 2 млрд долларов. Стоимость кораблей подсерии Flight III перевалит за 3 млрд долларов и запросто может подойти к порогу в 4 млрд долларов. Это очень дорогие «игрушки».

Два самых противоречивых и одновременно технически продвинутых корабля ВМС США: на переднем плане — ЭМ УРО Zumwalt, на заднем — боевой корабль прибрежной зоны (класс LCS) Independence.


Очевидно, понимание в том числе и этого подвело командование ВМС США к мысли, что отказ от корабля океанской зоны размерности «фрегат» был преждевременным. В июле 2017 года военно-морской флот обнародовал требования к многофункциональному фрегату УРО, который должен появиться в составе ВМС США после 2020 года. Это должен быть относительно «недорогой» универсальный корабль с развитыми радиоэлектронными средствами и полным составом вооружения на борту, а не в сменных модулях, как это предусмотрено на кораблях класса LCS. Недовольство реализацией программы строительства последних стало ещё одним поводом вспомнить о фрегатах. Часть задач, которые должны были решать корабли класса LCS, перейдёт к новым фрегатам. Например, патрулирование побережья противника и борьба с его катерами и надводными кораблями ближней морской зоны. Вообще, неудачи с программой LCS, корабли которой пали жертвой сочетания высокого технического риска при проектировании и быстро меняющейся геополитической обстановки, разворачивают флот США от революционных преобразований к более традиционному, эволюционному методу развития. Но об этих перипетиях мы поговорим в следующем материале.


В статье использованы фотографии: